ГАУ МО «Одинцовское информагентство»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 16 июля

облачно с прояснениями+14 °C

Из поколения победителей

30 апр. 2020 г., 16:55

Просмотры: 96


Ветеран Великой Отечественной войны Михаил Красов относится к когорте людей, которым дана великая миссия – поведать настоящую правду о войне. Особенно сегодня, когда очевидцев прошедших сражений с каждым годом становится всё меньше.

 

В сердце каждого

В свои девяносто пять он никогда не унывает, всегда в бодром настроении, и в этом смысле может дать фору любому молодому человеку. Даже несмотря на то, что груз воспоминаний о времени, на которое пришлась разрушительная война, никогда не уходит из его памяти. Поражает сохранившееся чувство юмора, его умение легко расположить к себе собеседника. Узнав о моей профессии, Михаил Александрович улыбнулся, и стал вспоминать про журналистские фантазии, связанные с описанием военного времени. Чтобы не быть голословным, даже процитировал несколько «ляпов» из сохранившихся газетных вырезок. К примеру, как «с самолета солдат бросали без парашюта, и они сразу шли в бой». Говорил об этом, потому что уверен: «Ведь некоторые в это поверят!». Неправда, на его взгляд, преуменьшает подвиги наших людей, давая право читателю думать, с каким слабым противником мы воевали. Он привык смотреть на жизнь с позиции человека, отвечающего за свои поступки. Поэтому сказанное ветераном слово, связанное с войной, проходит через каждое сердце, заставляя сопереживать.

От первой блокадной зимы…

Ему шел семнадцатый год, когда началась война. За два года до ее объявления Красов, закончив в родной деревне Заполек Краснохолмского района семилетку, уехал учиться в Лениград, туда, где жили родственники. Неожиданно для всех и, в первую очередь, для себя стал студентом отделения паровозного хозяйства механического техникума железнодорожного транспорта. Маленькую стипендию вместе с ребятами стали частенько восполнять разгрузкой вагонов по ночам и выходным. Когда от брата Алексея узнал, что тот собирается в училище, перешел вместе с ним во второе железнодорожное, зачислен в группу помощников машинистов паровозов. Казалось, беззаботное время никогда не закончится. Но однажды из черной тарелки-репродуктора услышал не поднимающую настроение музыку, а выступление Молотова о вероломном нападении Германии на нашу страну…

Первые воспоминания о войне связаны у ветерана с блокадным Ленинградом, который уже к началу сентября оказался во вражеском кольце. По его словам, «люди стали жить на расстоянии пушечного выстрела от врага», слышать постоянные взрывы снарядов и артиллерийские обстрелы. Они рыли окопы и строили баррикады. Таким, как Красов, молодым ребятам, пришлось заменять уходящих на фронт опытных рабочих в цехах и мастерских заводов. Он работал кочегаром на паровозах в депо Ленинград-Сортировочная-Московская, «доставлявших на фронт боеприпасы, продовольствие и увозивших раненых солдат в город».

 

И горький вкус хлеба…

Не забудет первую, самую тяжелую голодную зиму, когда немцы перерезали все пути в блокадный город. Людям выдавали в день только по 125 граммов хлеба, рабочим – по 250. По словам Красова, он был намешен всем, от жмыха до отрубей, кроме муки. Она была «деревянная» или - из опилок. Отчего хлеб был с черным сырым припеком, резко вспыхивал и начинал гореть, когда его поджаривали на печке-«буржуйке». «И вкус такой горьковатый…».

«Мы, - рассказывает Михаил Александрович, - жили рядом с элеватором, мимо которого каждый день ходили на работу. Так там во время разгрузки зерна всегда тучами слеталось воронье и всякая птица. А после того, как его разбомбили, ни одной пичуги не стало видно». Страшный голод начался, когда сгорели продовольственные склады. Сколько лет прошло, а всё никак не уйдет из памяти старушка, попросившая поймать хоть какую собаку… Помочь ничем не смогли, в городе не осталось ни кошек, ни собак, никакой другой живности. Ребят из железнодорожного училища спасло от голода только то, что их мало-мальски кормили в столовой. Страшная статистика: от голода в Ленинграде только за два последних месяца 1941 года блокады умерло 199 тысяч человек. Позже в город по льду Ладожского озера пошли первые спасительные автоколонны. В марте 1942 года через озеро эвакуировали и железнодорожное училище. В дальнейшем по дороге в Курган Михаил узнал о смерти от сыпного тифа родного брата, которого высадили из вагона в Вологде. В жизни Михаила Красова наступило время страшных потерь.

Быть патриотом

На фронт семнадцатилетний Красов был призван в августе 1942 года. Добровольцем. Бронь у кочегара депо станции Курган сняли только с третьей попытки, когда он написал заявление в военкомат, настаивая, что «в тяжелые для страны годы все должны быть патриотами». Курс молодого бойца проходил во втором Тюменском пехотном училище, а в декабре 1942-го срочно переправлен с эшелоном в Калужскую область, где шло пополнение 20-й гвардейской стрелковой дивизии. Красов был зачислен в её учебный батальон. И, по словам ветерана, не успев понюхать пороха, его вместе со всеми погрузили в эшелоны и перебросили в Харьковскую область. Здесь, у реки Северский Донец, новичок получил первое боевое крещение: «От нашего курсантского батальона осталось в строю совсем немного. Уцелевшим присвоили сержантские звания. Но до Днепра мне наступать не пришлось». К этому времени у офицеров была возможность оценить новобранцев: «Однажды командир роты приказал сдать оружие. Пойдёте, сказал, на курсы разведчиков». В запасном армейском учебном полку Красов учился азам войсковой разведки. «Наблюдать, выжидать, ползать, бегать, преодолевать проволочные препятствия, проникать в тыл врага, устраивать засады и, конечно, брать живым «языка».

По словам Михаила Александровича, первого своего «языка» он взял, когда «был еще в учениках». Вспоминает, как их впятером направили в деревню, где прямо навстречу выехал мотоцикл, в коляске которого сидел офицер: «Его и привели в штаб, оказался командиром артиллерийской батареи». Именно на курсах, от испытанных в боях учителей он впервые услышал общее мнение, что разведка – глаза и уши армии. Высокопарных слов не произносит, но уверен, что «это – многосторонняя работа, удел физически сильных, смелых и людей с головой».

«Мастер смелых ночных налетов…»

По словам Красова, по-настоящему сводить счеты с фашистами он стал в марте 43-го, когда «впервые взял на мушку своей трехлинейки живых фашистов, идущих на нас в атаку». Этот бой местного значения проходил на правом берегу Северского Донца, куда их снова перебросили. Рассказывает, что хорошо стрелять его еще до войны научил отец, поэтому «патроны зря не тратил». В ноябре, в боях за Днепр получил, по его выражению, «легкое ранение в руку, а после медсанбата снова вернулся в родную разведроту и был в строю уже до конца войны». Сам постепенно становился опытным разведчиком, назначался старшим группы захвата, при необходимости исполнял обязанности командира взвода. О Красове писали в боевых листках. А статья в дивизионной газете «Гвардейское знамя», которую он сразу отослал домой в Заполек, сохранилась у него до сих пор. Под фотографией с автоматом на груди там есть такие строки: «гв. старший сержант Красов М.А. – мастер смелых ночных налетов и дерзких рейдов в тыл врага».

 

 

Вспоминая дороги фронтовые

Спустя много лет, находясь в подмосковном Краснознаменске, ветеран войны и сам взялся за перо, написав книгу воспоминаний, большая часть которых посвящалась прошедшей войне. Подтолкнула его к этому и сильно помогла в подготовке к изданию книги руководитель поэтического клуба «Истоки» Татьяна Ивановна Пихулина. В один небольшой абзац в ней вместилось незабываемое время, которое он с боями прошел с 20-й гвардейской стрелковой дивизией, входящей в списки особо отличившихся во время Великой Отечественной войны. Украина, Молдавия, Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия, Австрия. Участвовал в боях за города Кривой Рог, Воскресенск, Раздельную, Тирасполь, а также в Ясско-Кишиневской операции и в боях в районе озера Балатон в Венгрии. В форсировании Днепра, Южного Буга, Днестра, а также рек Ингул, Прут, Дунай… В этой же книге он написал, что день Победы отпраздновал в австрийском городе Грац, с небольшой задержкой - 10 мая: «Несмотря на объявленную Германией капитуляцию, вражеские части на нашем участке фронта не хотели складывать оружие. В первый день мира, когда война уже официально закончилась, пришлось снова браться за оружие и перейти в наступление».

После войны Михаил Александрович снова оказался в Ленинграде, где он окончил военно-политическое училище. Служил в воздушно-десантных войсках. Когда уволился в запас, решил заняться интересным делом: работал на угольной шахте в Донбассе, горным мастером, а в дальнейшем помощником главного инженера управления. Окончил курсы машинистов угольных комбайнов, затем заочно Харьковский горный институт. Восемь лет проработал в угольной промышленности, а затем еще семнадцать - в металлургической. Заслужил авторитет настоящего мастера по проведению буровзрывных работ. Шутит, что и сейчас, если понадобится, «сможет дать совет, как провести любую профессиональную операцию».

 

Город Краснознаменск, куда он переехал к сыну, ставшему офицером, стал для него по-настоящему родным. Михаил Александрович с теплотой отзывается о здешних людях. Главной темой в его жизни, конечно же, стала военно-патриотическая. Считает, ему есть, что рассказать не только его внукам, правнукам и праправнукам, но и молодому поколению Краснознаменска. Михаил Красов - участник всех городских праздников и встреч с ветеранами. В такие дни он всегда надевает пиджак с орденами и медалями, которые напоминают о времени, свидетелем и героическим участником которого он был.

НАТАЛЬЯ ИГУМНОВА ФОТО ИЗ АРХИВА МИХАИЛА КРАСОВА.

 

Обсудить тему

Введите символы с картинки*